на главную
совместный проект
У геймификации в
медицине светлое
будущее
Алексей Козлов
Habilect
У геймификации в медицине
светлое будущее
Резидент фонда «Сколково» компания Habilect разрабатывает геймифицированные системы для реабилитации пациентов с нарушениями двигательной активности и координации. Комплексы используют уже более 40 центров в России и Финляндии. Почему растет популярность геймификации в медицине и каким образом технологии позволяют сделать такие решения легче в использовании и доступнее, рассказал глава компании Алексей Козлов.
Алексей, о геймификации в образовании мы слышим очень часто, а насколько широко она применяется в медицине?
Действительно, сама идея обучения через игру пришла к нам из образования. Впрочем, и в медицине это тоже не новость, есть даже международный термин «серьезные игры» (serious games). Это когда медицинская, образовательная, научная или социальная задача упаковывается в игровую. Серьезные игры широко применяются в диагностике и реабилитации пациентов с двигательными нарушениями, в работе с детьми с ДЦП, в гериатрии.
Комплексы, подобные Habilect, различаются по своим задачам и сложности. У Habilect, например, их три: домашняя версия, клинический комплекс и лаборатория движения H.MotionLab для детального исследования движений человека. Каждый комплекс состоит из оборудования, которое считывает движения пациента, и программного решения.
Интерес к виртуальной реальности в медицине также растет?
Конечно, VR активно проникает в медицину, но у этой технологии есть много противопоказаний, поэтому споры вокруг нее еще долго не утихнут. Самый неприятный побочный эффект VR — так называемый синдром укачивания. Дальше рынок может пойти двумя путями. Первый — развитие технологии, как, например, сделал один крупный производитель смартфонов и планшетов в своем новом VR-шлеме. У него намного меньше время отклика, благодаря чему проявления синдрома сгладились. Второй путь — переориентация в пользу дополненной реальности (AR), где такого эффекта не наблюдается.
Секретное решение для вашего бизнеса от Intel® NUC
Если это такой конкурентный рынок, почему вы решили делать свою систему?
Действительно, роботизированные тренажеры с элементами геймификации используются практически повсеместно. Но вот бесконтактных систем наподобие Habilect, где геймификация — в основе всего, пока очень мало. В наших системах используются видеоигры с биологической обратной связью (БОС). Пациент занимается перед монитором, к которому подключен игровой контроллер — он может двигаться свободно, не опутанный датчиками, выполняя упражнения и задания, которые ему прописал доктор. В системе Habilect заложено 160 упражнений.
Разница между Habilect и другими решениями с захватом движения состоит в скорости и удобстве работы с ним — как для врача, так и для пациента. Для подготовки пациента к работе в роботизированной маркерной системе нужно минимум двадцать минут и несколько человек ассистирующего персонала, чтобы закрепить на нём все датчики и сенсоры. Для пациента, особенно с серьезными нарушениями, это стресс. У Habilect таких ограничений нет: как только человек становится перед системой, сразу начинается анализ или занятие без всяких условий. Для врачей это проще и эффективнее, поскольку они занимаются своим главным делом — лечат людей, а не разбираются в тонне оборудования.
На базе каких технологий
это работает?
За считывание движений отвечает игровой контроллер. За производительность отвечают компьютеры Intel NUC, сейчас мы используем восьмое поколение. У них много преимуществ: они компактные и не требовательные к электропитанию. По техническим требованиям для медицинского прибора нежелательно, чтобы нагрузка на розетку была больше 200 Вт. Полноразмерный высокопроизводительный компьютер легко превышает это значение. А с Intel NUC нашей системе хватает одной розетки. Еще один плюс: при меньшем размере по сравнению с полноразмерными системами и серверными решениями у Intel NUC сопоставимая производительность. Так что у нас на одном компьютере обрабатывается и клиентское приложение, и база данных. Это важно, потому что не все клиники поддерживают собственную IT-инфраструктуру с серверами и базами данных. И здорово, что у нас всё помещается в одном компьютере. И всегда есть запас мощности для масштабирования решения.
Также мы изучаем возможности нового модульного компьютера Intel NUC Elements: нас интересует опция пассивного охлаждения, которая сделает эксплуатацию нашего решения проще. Наши системы в клиниках работают не в стерильных зонах, оборудование пылится, а значит, требует периодического обслуживания. Система может отказать из-за банального перегрева, потому что запылилась. Но для обслуживания медицинского оборудования, даже чтобы продуть его от пыли, нужны специалисты с допусками, это осложняет процедуру. Пассивное охлаждение могло бы снизить вероятность отказа системы из-за перегрева, и масштабировать решение стало бы еще проще за счет модулей.
И еще одно потенциально интересное нам решение — Intel vPro, оно дает возможность удаленного доступа к BIOS наших систем. С его помощью мы могли бы, к примеру, удаленно поменять настройки оборотов кулера у системы где-то в Краснодаре, которую просто поставили у окна и перегрели. Но для использования этих систем нам нужно сначала просчитать их экономику.
Вы прошли сертификацию в ЕС, значит, есть амбиции на 
международном рынке? Сложно ли было получить
такой сертификат?
Сложно бывает, когда не знаешь, чего ждать. Мы же перед этим проходили сертификацию в РФ, она заняла у нас полтора года. А в Европе — уже шесть месяцев. Мы, по сути, подавали похожий пакет документов в России, уже знали, что от нас могут требовать. Но и скорость принятия решений, возможно, сказалась.
К Habilect есть интерес не только у заказчиков из Европы, но также из Китая, ЮАР и других стран. У нашего решения есть бесспорные плюсы: оно собирается из трех элементов буквально за пятнадцать минут, подключается к сети и начинает работать. Пандемия, конечно, внесла коррективы в международные планы: с китайскими коллегами мы должны были начать совместную работу еще в феврале. Но я думаю, что всё вернется на круги своя или удаленная коммуникация станет нормой и перестанет мешать работать и развиваться дальше.
Как вы оцениваете готовность российской медицины к цифровизации?
Учитывая коррективы, которые внес ковид в нашу жизнь, в медтех сейчас не идет только ленивый. Телемедицина уже не инновация, а часть жизни, и это случилось очень быстро. С одной стороны, когда крупные игроки идут на медицинский рынок, это открывает потенциал медтеха, потому что в него вливаются деньги. С другой — медтех специфичен, как любой узкий профессиональный рынок, поэтому непрофессионалов здесь могут не понять и не принять. Мы сталкивались с этим в самом начале: с нами много кто готов был общаться, но не хотели работать, пока не было контрактов, репутации, достаточного количества инсталляций, исследований, надежности и верификации данных. Для себя мы видим светлое будущее. Мы развиваемся очень быстро, и количество партнеров постоянно растет.
читайте интервью
с другими экспертами
Алексей 
Гонноченко
ЛабораторияробототехникиСбера
Как благодаря высокопроизводительным процессорам и технологии глубинного зрения роботы вышли из клеток и почему в России люди отбирают у них работу?
Иван 
Мельник
X5Retail Group
Какие технологии помогают ритейлу в России и мире выстоять под единовременным натиском онлайн-маркетплейсов и пандемии коронавируса?
Илья 
Душин
ComBoxTechnology
Зачем нужна нейросеть, управляющая пропускным режимом на складе, и как сделать самообучающиеся системы доступными с помощью правильных аппаратных решений?
Алексей 
Козлов
Habilect
Почему растет рынок «серьезных игр» и как технология захвата движения помогает в реабилитации людей с двигательными нарушениями?
Руслан 
Передня
TouchPlat
Когда и почему большой сенсорный экран в торговом зале перестал быть чисто имиджевым решением и как сегодня он помогает ритейлу выжить в условиях пандемии?
Александр 
Романов
iRidium
Как развивается российский рынок «умных» домов и что пробудит интерес потребителей к интеллектуальному кондиционированию и освещению?
Сергей 
Гудков
Initium
Зачем музею цифровой интерфейс и как средний рост европейского потребителя влияет на конкурентоспособность китайских навигационных терминалов?